Пелий

Πελίας

Табл. 37, 45, 56.

 

Пелий.

Сын Посейдона и Тиро.

Пелий (Pelias, Πελίας)  —  упомянут в «Илиаде».

Его жена Анаксибия (версия – Филомаха).

Дети — Акаст, Пейсидика, Пелопия, Гиппотоя, Алкеста.

По Гигину, — те же пятеро и Медуса.

По другой версии, дочерей звали Алкеста, Амфинома, Эвадна.

Согласно же мнению Микона – Астеропея и Антиноя.

Родив близнецов Пелия и Нелея, Тиро тайно родила близнецов и, опасаясь гнева своего отца Салмонея и нападок мачехи Сидеро, бросила их в горах. Проходивший мимо табунщик взял детей домой, но одного из них пегая кобылица успела задеть копытом, отчего на лице его осталось темное пятно. Жена табунщика выходила детей, причем того, которого лягнула кобылица, она кормила кобыльим молоком и назвала его Пелий. Когда братья выросли и узнали, кто их настоящая мать и как жестоко с ней поступили, они решили отомстить за нее. Сидеро спряталась от них в храме Геры, но Пелий настиг ее и убил прямо у алтаря, чем навлек на себя гнев богини, усугубленный тем, что Пелий отказался и в дальнейшем приносить какие-либо жертвы богине  Гере и почитать ее.
Тиро впоследствии вышла замуж за своего дядю Крефея, основателя Иолка, и тот, усыновив Пелия и Нелея, относился к ним как к родным. Пелий женился на Анаксибии, дочери Бианта, которая родила ему Акаста и четырех дочерей: Алкестиду, Пейсидику, Пелопию и Гиппотою. Когда дочери выросли, самой прекрасной из них оказалась Алкестида, ее руки добивались многие цари и юноши царского рода. Не желая ослабить свое политическое положение, отказав любому из них, и в то же время зная, что может дать согласие только одному, Пелий объявил, что отдаст Алкестиду замуж за того, кто сумеет запрячь в колесницу дикого вепря и льва и проехать на ней крут по ипподрому. Условие это с помощью Аполлона и Геракла выполнил Адмет, царь города Феры, которому и достались рука и сердце дочери Пелия.

Позднее Пелий и Нелей нашли свою мать.

В юности он был изгнан Мимантом с родины и с друзьями овладел островами Скиафом и Пепарефом.

После смерти своего отчима Крефея близнецы поссорились; Пелий захватил трон Иолка, изгнал Нелея, а законного наследника Эсона, старшего из трех родных сыновей Кретея, стал держать пленником во дворце. Опасаясь за жизнь своего маленького сына Ясона, Эсон с женой объявили его умершим и укрыли у кентавра Хирона. Оракул предсказал Пелию, что ему суждено погибнуть от руки потомка Эола и что он должен остерегаться человека, обутого на одну ногу. Поэтому Пелий перебил всех мало-мальски известных Эолидов, однако Эсона казнить не решился из-за их общей матери Тиро и продолжал держать его пленником, силой заставляя отказаться от наследства.

Достигнув двадцатилетнего возраста, Ясон решил заявить о своих претензиях на трон и отправился в Иолк, выбрав для этого время, когда Пелий должен был приносить жертву своему отцу Посейдону. По пути он потерял сандалию в речной грязи — из-за старухи, которая стояла на противоположном берегу и умоляла прохожих перенести ее через поток; никто не сжалился над ней, кроме Ясона, подставившего ей свою спину.

Это была сама богиня Гера, изменившая свой облик. Явившись к Пелию в одной сандалии, Ясон потребовал вернуть ему принадлежащее по праву царство. Не желая омрачать празднества расправой над племянником, Пелий пригласил Ясона во дворец и пообещал выполнить его требование при условии, что тот отправится в Колхиду, умилостивит душу бежавшего туда на золотом баране Фрикса и доставит из Колхиды в Иолк шкуру этого барана — золотое руно, висящее в священной роще Ареса под охраной никогда не дремлющего дракона.

Пелий считал задачу похищения золотого руна невыполнимой и надеялся, что Ясон, не справившись с ней, непременно погибнет. Однако Ясон принял условие Пелия и собрал отряд добровольцев, которые отправились в Колхиду на специально для этого построенном корабле «Арго», по названию которого их стали называть аргонавтами.

Плавание это действительно оказалось полным приключений и опасностей, и в Иолке уже стали поговаривать, что аргонавтов нет в живых. Пелий даже осмелился убить родителей Ясона и их маленького сына Промаха, родившегося после отплытия «Арго». Эсон испросил разрешения лишить себя жизни самому и, получив его, выпил бычьей крови и испустил дух. При виде мертвого супруга жена Эсона зарезалась или, как некоторые говорят, повесилась, успев проклясть Пелия, безжалостно разбившего голову ее маленького сына об пол дворца. Когда аргонавты неожиданно вернулись в Иолк, отомстить Пелию взялась волшебница Медея, жена Ясона. Явившись рано утром едва пробудившемуся ото сна Пелию в обличье престарелой жрицы Артемиды, она объяснила, что богиня хочет отблагодарить его за благочестие и вернуть ему молодость. Когда Пелий засомневался в правдивости ее слов, Медея, стерев с лица следы старости, вновь стала юной на его глазах. Затем Пелий стал свидетелем того, как она разрезала на тринадцать кусков старого барана и сварила его в котле. С помощью колхидских заклинаний Медея сделала вид, что омолодила мертвого барана, а на самом деле ей удалось спрятать резвого ягненка внутри полого изваяния Артемиды, которое она принесла с собой. Пелий, теперь уже полностью поверивший обману, согласился лечь на ложе, где под чарами Медеи он погрузился в глубокий сон. Затем Медея убедила дочерей Пелия разрезать отца на куски и сварить их в котле (Алкестида, единственная из сестер, отказалась пролить кровь родного отца, какими бы благими ни были намерения Медеи).

По другой версии, Эсон, отец Ясона и брат Пелия, не лишил себя жизни, и Медея, выпустив из него старую кровь, с помощью волшебного элексира вернула ему молодость. Представив его бодрым и крепким перед Пелием, она убедила царя подвергнуть себя тому же процессу, но обманула его, пропустив нужные заклинания, и он умер жалкой смертью.

Коварство Медеи и Ясона возбудило негодование народа: они были изгнаны из Иолка. Трон Иолка унаследовал Акаст, который изгнал Ясона и Медею из города. Одним из наиболее приметных событий на погребальных играх, устроенных Акастом в честь отца, был борцовский поединок между Пелеем и Аталантой, в котором победила знаменитая аркадская красавица.

 

Сказания о Пелии и его трагической смерти послужили сюжетом для не дошедших до нас трагедий Софокла («Ριζοτόμοι» и «Τυρώ») и Эврипида («Πελιάδες «). Действовал в пьесе Феспида «Состязание Пелия и Форбанта».