Орест

Όρέστης

Табл. 115, 134.

 

Орест.

Сын Эгисфа и Клитемнестры или, как вариант, сын Агамемнона и Клитемнестры.

Орест (Orestes, Όρέστης, — «горец»)  —  царь Микен, Аргоса и Спарты.

Друг Пилада, брат Ифигении и Электры.

Убил свою мать и её любовника из мести за убитого ими отца.

Орест был младшим из детей и единственным сыном микенского царя Агамемнона и царицы Клитемнестры. После возвращения супруга с Троянской войны, Клитемнестра, к этому времени вступившая в любовную связь с Эгисфом, двоюродным братом и одновременно кровным врагом Агамемнона, и разделившая с ним микенский трон, убила мужа топором (лабрис), пока он принимал ванну. Маленький Орест был спасен от смерти своей старшей сестрой Электрой, — она тайком вынесла его из города, завернув в плащ, а затем отправила в Фокиду.

Вариант — он спасён кормилицей Арсиноей, она отправила его в царскую детскую своего собственного сына, чтобы Эгисф убил его вместо Ореста.

Либо — вестником царя, Талфибием.

Ребёнка отправили в Фокиду, к царю Строфию, женатому на тётке Ореста Анаксибии, где он вырос вместе с их сыном Пиладом, который стал его верным другом, (благодаря чему возникло выражение «как Орест и Пилад», кроме того, все же стоит отметить, что это была именно античная дружба между мужчинами). Согласно Гомеру и Драконцию, Орест вырос в Афинах, причем Пилада Гомер не упоминает.

Став совершеннолетним, Орест получил приказ от дельфийского оракула Аполлона отомстить за смерть отца.

Ответ Аполлона, подтвержденный Зевсом, гласил, что если он не отомстит за смерть Агамемнона, то превратится в отщепенца, для которого будет закрыт вход во все святилища и храмы, а сам он заболеет проказой, которая будет разъедать его плоть, оставляя белые язвы.

Пифия посоветовала Оресту совершить жертвенные возлияния у могилы Агамемнона, положить на нее прядь своих волос и без чьей-либо помощи, проявив всю свою изобретательность, покарать убийц. При этом она предупредила, что эринии не простят Оресту убийства матери, и от имени Аполлона вручила юноше лук из рога, с помощью которого можно будет отразить их преследования, когда они станут невыносимыми. Выполнив задуманное, Орест должен вернуться в Дельфы, где его защитит Аполлон.

Через семь лет (по другой версии — через двадцать) после смерти Агамемнона Орест тайно вернулся в Микены, полный решимости убить Эгисфа и собственную мать. Он посетил могилу отца, отрезал прядь своих волос, а затем, увидев приближающихся рабынь, спрятался в кустах и стал наблюдать за происходящим. Пришедшая с рабынями Электра, заметив на могиле светлую прядь, тут же поняла, что волосы могут принадлежать только Оресту, поскольку, во-первых, по цвету они напоминали ее собственные, а во-вторых, никто, кроме него, не осмелился бы совершить такое жертвоприношение. Затем Орест вышел из своего укрытия и предъявил ей одеяние, в котором некогда бежал из Микен. Окончательно убедил Электру шрам на лбу Ореста, оставшийся от удара об острый камень, когда они, еще детьми, охотились на оленя и Орест оступился и упал. Орест отправил Электру во дворец, предупредив, чтобы она ничего не говорила Клитеместре, а

спустя некоторое время он и Пилад последовали за ней.

Когда Орест постучал в дворцовые ворота, вышедшая к нему Клитеместра не признала сына. Тот назвался эолийцем из Давлиды и сказал, что пришел с печальным известием от Строфия, который просил передать, что ее сын Орест умер. Клитеместра не мешкая предложила Оресту войти и, скрывая свою радость от слуг, послала старую кормилицу Арсиною за Эгисфом. Арсиноя сразу узнала своего питомца и решила помочь ему свершить месть; она передала Эгисфу, что ему принесли хорошую новость, — его враг мертв. Когда обрадованный и ничего не подозревающий Эгисф пришел во дворец, Орест поразил его мечом. Клитеместра тут же узнала Ореста и попыталась смягчить его сердце, обнажив грудь и взывая к его сыновнему долгу. Орест не внял ее словам и тем же мечом отрубил ей голову. Встав над трупами, он показал дворцовым слугам сеть, в которой погиб Агамемнон, еще сохранившую следы крови. Напоминание о измене Клитеместры оправдало его в их глазах, ему осталось лишь добавить, что Эгисф получил то, что предусмотрено для прелюбодеев законом. Некоторые, правда, говорят, что эти события произошли в Аргосе на третий день празднеств в честь Геры. Орест отправился к алтарю, где уже лежал заколотый бык. Дождавшись того момента, когда Эгисф склонился над быком, чтобы рассмотреть его внутренности, Орест нанес ему удар по голове жертвенным топором. Тем временем Электра выманила Клитеместру из дворца, сообщив ей, что десять дней назад она родила сына от своего мужа-крестьянина. Когда Клитеместра, горевшая желанием увидеть своего первого внука, пришла в ее жилище, стоявший у дверей Орест убил ее. Есть и такие, кто отрицает, что Орест сам убил Клитеместру.

По их словам, он привел ее в суд и уже судьи приговорили ее к смерти.

Эсхил сообщает, что сначала Орест и Пилад появились в городе под чужим именем — в качестве вестников из Фокиды, сообщив вдобавок о гибели Ореста в дальних землях и принеся бронзовую урну будто бы с его прахом, чем очень расстроили Электру, которой они потом открылись. Эту вымышленную гибель Ореста на Пифийских играх описывает Софокл.

Вариант — найдя на могиле отца прядь волос, принесенную кем-то в жертву, Электра догадалась о возвращении своего брата Ореста; или старый учитель, пришедший в хижину Электры, узнал Ореста по шраму над бровью.

По Эврипиду, Орест, обсудив с сестрой Электрой план мести, убил сперва Эгисфа во время жертвоприношения, а затем, после долгих колебаний, и свою мать Клитемнестру в хижине Электры, куда та привела мать обманом — известием о своей беременности.

 

Скитания Ореста.

Клитеместру и Эгисфа захоронили вне города, за городской стеной. В первую же ночь Орест и Пилад остались сторожить могилу, чтобы никто не ограбил ее. Когда они стояли на страже, перед ними появились эринии. Обезумев от их нападок, Орест пал без чувств на ложе и оставался на нем с закутанной в плащ головой в течение шести дней, не принимая пищи и не умываясь.

Приехавший из Спарты Тиндарей, отец Клитеместры, обвинил Ореста в матереубийстве и потребовал у микенцев суда над ним; по его мнению, Ореста и Электру следовало забросать камнями. В эти же дни в Микенах появился и Менелай, после долгих странствий вернувшийся вместе с Еленой из-под Трои. Тиндарей заявил, что Менелай не смеет ступить на спартанскую землю, пока не накажет своих преступных племянника и племянницу. Боясь обидеть тестя, Менелай добился от суда нужного приговора. Красноречивые мольбы Ореста заставили суд изменить решение и приговорить его к самоубийству. Возмущенный поведением Менелая, Орест с помощью Пилада попытался убить Елену, но Аполлон спрятал ее в облако и унес на Олимп (другие говорят, что свою любимицу спасла Афродита). Тем временем Электра захватила Гермиону, дочь Менелая и Елены, отвела ее во дворец и закрыла ворота. Люди Менелая выломали ворота в тот момент, когда Орест был уже готов поджечь дворец и убить Гермиону. Но тут явился Аполлон, вырвал факел из его рук и прогнал воинов Менелая. В вызванной его присутствием благоговейной тишине он повелел Менелаю найти другую жену и обручить Гермиону с Орестом, убийство Клитеместры не должно его больше заботить, коль скоро вмешались боги.

Как матереубийцу, его преследовали Эринии.

Множественные варианты мифа о скитаниях Ореста привязывали его к разным областям Греции.

По одному рассказу, безумие охватило Ореста у храма Маний в Мегалополе.

В припадке он откусил себе палец (на холме был Памятник Дактиля-Пальца, дактулон мнема), чтобы умилостивить черных богинь, отчего по крайней мере некоторые из них изменили свой цвет на белый и безумие отступило от него. Это было в местности Аке (Аркадия), где он воздвиг храм Эвменидам, либо же он избавился от безумия, сев на белый камень около Гитиона (Лаконика).

На священном камне перед храмом Артемиды девять трезенских мужей производили очищение Ореста после убийства матери, перед храмом Аполлона в Трезене есть «палатка Ореста». Основал святилище Эвменид в Керинее (Ахайя). Будучи в изгнании, завладел Орестиадой в Эпире и оставил за ней прозвище. Основал Орестов Аргос.

Согласно Эсхилу, посетил Дельфы, затем Афины. В Дельфах ему сообщили, что он должен направиться в Тавриду. В Афинах не мог разделять общую трапезу и приносить жертвы богам, когда его принимали Демофонтиды. Либо пришел при Демофонте.

В трагедии Эврипида «Орест» излагается еще один сюжетный поворот: преследуемые Орест, Электра и Пилад находятся в Спарте, когда туда причаливает корабль из Египта с Менелаем, Еленой и их дочерью Гермионой на борту. Орест просит у дяди помощи и защиты, так как его с сестрой собирается судить Тиндарей (отец Клитемнестры и Елены). Менелай сначала соглашается помочь, но затем чтобы не портить отношения с тестем, чье спартанское царство он собирается унаследовать, устраняется. Пилад и Орест планируют убить за это Елену, но благодаря явлению Аполлона данная ситуация разрешается благополучно — бог возносит её в облаке на Олимп, где она становится богиней. Предполагают, что это не древний миф, а ситуация, придуманная Эврипидом для пьесы.

 

Оправдание Ореста.

По прошествии года изгнания Орест появляется в Афинах, которыми правит его родственник Пандион (или же Демофонт), и по совету Аполлона Орест обращается за помощью к Афине, которая передает дело об убийстве Клитемнестры на рассмотрение афинского суда — ареопага. Вариант — единоутробная сестра Ореста Эригона, дочь Клитемнестры и Эгисфа, бывшая жрицей Артемиды в Аттике привлекла его к суду за это убийство.

Афина (у Эсхила Аполлон), выступая с защитной речью, отстаивает главенствующую роль мужчины в семье и государстве. Поэтому голоса делятся ровно поровну — что по афинскому законодательству означает оправдание.

Эринии не согласились с решением суда и продолжили преследование Ореста. Считая оправдание Ореста вопиющим попранием древнего закона, они оставались глухими к доводам Аполлона и красноречию Афины.

Отчаявшийся Орест, все еще преследуемый эриниями, отправился в Дельфы, где распростерся на полу храма и заявил, что лишит себя жизни, если Аполлон не спасет его от бичей хранительниц кровных уз материнского рода. В ответ пифия предсказала, что его невзгоды закончатся, если он похитит древнюю деревянную статую Артемиды из храма в Херсонесе Таврическом и привезет эту статую в Грецию. Орест и Пилад отправились в Тавриду на пятидесятивесельном корабле. По прибытии они оставили корабль на якоре под охраной гребцов, а сами спрятались в прибрежной пещере, намереваясь подождать до темноты, чтобы под покровом ночи проникнуть в храм. Пастухи-тавры заметили друзей и, решив, что в Тавриду явились Диоскуры или двое других бессмертных, молитвенно пали ниц. В этот момент Орест вновь потерял рассудок и начал мычать и лаять. Приняв стадо бычков за эриний, он выбежал из пещеры с мечом в руке, намереваясь изрубить их. Разочарованные пастухи легко одолели друзей, и те по приказу царя тавров Фоанта были отправлены в храм Артемиды, где их, не откладывая,

должны были принести в жертву богине.

Верховной жрицей в этом храме была Ифигения, сестра Ореста, которую Артемида спасла с жертвенника в Авлиде, окутала облаком и перенесла в Херсонес Таврический. Узнав, что юноши — греки и прибыли из Аргоса, Ифигения предложила спасти одного из них, если он пообещает доставить письмо ее брату Оресту; так брат и сестра узнали друг друга. Услышав о причине приезда Ореста, Ифигения спустила деревянную статую вниз, чтобы Орест смог ее унести. Но тут неожиданно явился Фоант, желавший узнать, что задерживает жертвоприношение. Находчивая Ифигения притворилась, будто успокаивает статую, объяснив Фоанту, что богиня якобы отвратила свой взгляд от жертв, которых он прислал, поскольку один из присланных — матереубийца, а второй подстрекал его на это. Оба они не годятся для принесения в жертву. «Но для чего ты вынесла статую из храма?» — удивился Фоант. На это Ифигения ответила, что она должна омыть оскверненную статую в море, а самой богине принести в жертву барашков. Фоанту же следует очистить храм от скверны с помощью факела, закрыть голову куском материи, а когда появятся чужеземцы, приказать всем оставаться дома, чтобы избежать дальнейшего осквернения. Пораженный проницательностью жрицы, царь тавров поспешил зажечь факел, а тем временем Ифигения, Орест и Пилад отнесли изваяние на морской берег и погрузили его на корабль, после чего гребцы Ореста налегли на весла.
Подгоняемый попутным ветром корабль скоро оказался у острова Сминфий. Это был родной остров Хриса, жреца Аполлона, где сейчас жил его внук, которого звали так же. Хрисеида, дочь Хриса-старшего и мать Хриса-младшего, предложила выдать беглецов Фоанту, который собрал флот в погоню и тоже появился у Сминфия. Хрис-старший, узнав, какие гости посетили его остров, открыл Хрису-младшему, что его настоящий отец не Аполлон, как утверждает Хрисеида, а Агамемнон, а потому он — сводный брат Ореста и Ифигении. Хрис и Орест плечом к плечу выступили против Фоанта и убили его, после чего Орест, взяв с собой статую, благополучно прибыл в родные Микены, где эринии

наконец оставили его в покое.

То есть, рассказывают, что, по одному варианту, Пифия повелела ему провести в изгнании год, по истечении которого прийти в Афины и молить о защите древнее изваяние богини Афины. Спустя двенадцать месяцев Орест прибыл в Афины и сразу же направился в храм богини, где сел и обнял деревянный (по другой версии — каменный) палладий. Услышавшая мольбы Ореста Афина созвала старейшин города на суд (ареопаг). На этом суде Аполлон предстал в качестве защитника, а старшая из эриний — обвинительницей. В яркой речи Аполлон отрицал значение материнства, утверждая, что женщина — не более чем борозда, в которую муж бросает семя, и лишь отец вправе называться родителем, и потому содеянное Орестом имеет достаточно оправданий. Когда голоса разделились поровну, Афина отдала свой голос в защиту Ореста — и тот был с

почетом оправдан.

В Афинах в Ареопаге был оправдан, но часть Эриний продолжила преследование. Его сестра Эригона повесилась. (Вариант — не повесилась, позже стала его женой и родила Пенфила).

По другому варианту (или же чтобы спастись от не послушавшихся постановления эриний), для своего оправдания Орест должен был доставить в Грецию из Тавриды деревянный кумир Артемиды. Он отправляется вместе со своим другом Пиладом в Тавриду. По обычаям страны Орест и Пилад должны были быть принесены в жертву богине, но Орест был узнан своей сестрой — Ифигенией, жрицей Артемиды, и спасен.

Утром повели их связанными в храм. Ифигения, ничего не подозревая, должна была убить своей рукой брата. Ночью видела она грозный сон, что от землетрясения разрушился дворец отца, и осталась одна лишь колонна, с которой спускались белокурые кудри, она же омыла колонну, как бы готовясь принести ее в жертву. (…) Тут только открылось, что встретились брат с сестрой. Обрадовались Орест и Ифигения своей встрече. Но как было им спастись? Как бежать из Тавриды? Решила прибегнуть к обману Ифигения. Она объявила царю тавров (Фоанту), что статуя Артемиды осквернена и нужно омыть в море и ее, и жертвы богине, двух чужеземцев. В торжественной процессии пошла Ифигения с прислужницами храма на берег моря к тому месту, где был скрыт корабль Ореста. Прислужницы несли изображение Артемиды, а слуги царя вели связанных Ореста и Пилада. Придя на берег моря, Ифигения велела удалиться слугам царя, так как они не должны были видеть тайных обрядов омовения. Когда слуги ушли, Ифигения освободила брата и его верного друга и поспешила с ними на корабль. (Николай Кун. «Мифы Древней Греции»).

По одному из мифов, во время бегства брату и сестре помогли жившие на одном из островов на пути их следования Хрисеида, наложница их отца Агамемнона, и её сын Хрис, их единокровный брат.

В Микенах в это время власть захватил Алет, сын Эгисфа и Клитеместры, поверивший слухам о гибели Ореста в Тавриде. Орест убил его, покончив тем самым с междуусобицей между домами Атрея и Фиеста, и стал микенским царем. После гибели Неоптолема он женился на своей двоюродной сестре Гермионе, которая родила ему Тисамена. Некоторые говорят, что убийство Неоптолема было подстроено Орестом, стремившимся получить руку Гермионы. После смерти Менелая спартанцы пригласили Ореста на трон, предпочтя его, как внука Тиндарея, Мегапенфу и Никострату, рожденным от Менелая этолийской рабыней. После смерти аргосского царя Килараба, не оставившего наследника, Орест стал также владыкой Аргоса.

 

Брак, царствование и смерть.

Вернувшись в Микены, Орест убил захватившего трон Алета, сына Эгисфа, причем до этого остававшаяся в городе Электра чуть было не ослепляет вновь прибывшую Ифигению, так как ей ошибочно сообщили, что эта женщина убила Ореста. Статую, согласно большинству версий, привезли в Спарту, и на алтаре перед ней приносили человеческие жертвы до времен Ликурга, который заменил это обычаем сечь на алтаре мальчиков богатых семей до появления крови.

После окончания скитаний Орест свою сестру Электру выдал замуж за Пилада.

В последующие годы Орест убил в Дельфах Неоптолема, сына Ахилла и женился на его вдове Гермионе, дочери Менелая, своей двоюродной сестре. Орест был помолвлен с нею в детстве и воспринял брак с Неоптолемом как оскорбление. Вариант, описанный у Эврипида в «Андромахе»: Ореста на убийство спровоцировала сама Гермиона, так как в отсутствие мужа она пыталась погубить наложницу мужа, троянку Андромаху и её сына от Неоптолема Молосса. И, чтобы избежать наказания, она подговаривает старого жениха. Имел от нее сына Тисамена.

Захватил власть в Аргосе после смерти Килараба, а лакедемоняне сами пригласили его в цари после смерти Менелая. Орест объединил под своей властью четыре прежних царства: Микены, Арголиду и Лаконику, став, таким образом, владыкой большей части Пелопоннеса (это царство досталось его сыну Тисамену, который был побежден Гераклидами).

Погиб, укушенный змеей в Орестейоне в Аркадии в возрасте семидесяти лет и был погребен в Тегее. Спустя много лет спартанцы, отчаявшись из-за того, что не могут победить ни в одной битве тегейцев, отправили в Дельфы послов за советом. В полученном ответе говорилось, что для победы им нужно завладеть останками Ореста. Спартанцы выкрали останки своего бывшего царя и предали их снова земле возле святилища богинь судьбы — мойр.

С тех пор спартанское войско неизменно одерживало верх над тегейцами.

 

 

Почитание.

Статуя Ореста находилась у входа в храм Геры близ Микен.

Как считалось в античности, кости Ореста находились рядом с Тегеей, и вопреки воле тегейцев были перенесены в Спарту в сер. 6 в. (548 год до н. э. = 58 ол.) и похоронены у храма Мойр, поскольку, как сообщает Геродот, дельфийский оракул указал спартанцем, что они не смогут победить тегейцев, пока не перезахоронят героя у себя. Кости были найдены Лихасом. Длина этих костей составила 7 локтей (3,11 м).

По италийской версии, привез тавридскую статую Артемиды в Арицию, там умер. Затем его кости перенесены из Ариции в Рим и захоронены на склоне Капитолийского холма перед храмом Сатурна (рядом с храмом Согласия).

Сэр Джеймс Фрейзер указывает, что согласно одному из преданий, он привез эту статую в связке веток — т. н. изображение Дианы Таврической. Считалось, что римский культ Дианы Немийской был учрежден именно Орестом, который из Тавриды бежал с сестрой в Италию. Более того, в древности утверждали, что в этом святилеще Дианы повторялся таврический ритуал, жертвой которого чуть не стал сам Орест — каждый чужестранец, который высаживается на берег, приносится в жертву на ее алтаре.

Впрочем, будучи перенесен на италийскую почву, этот ритуал вылился в более мягкую форму. В немийском святилище произрастало некое дерево, и с него не могла быть сорвана ни единая ветвь. Лишь беглому рабу, если ему это удастся, позволялось сломать одну из вет­вей — знаменитая Золотая ветвь. В случае удачи ему предоставлялось право сразиться в единоборстве со жрецом и при условии победы занять его место и унаследовать титул Царя Леса (Rex Nemorensis).

 

Анализ мифа.

Миф о смерти Ореста в Аркадии и его захоронении в Тегее дает возможность предположить, что в этой области, возможно, существовал древний культ Ореста как местного героя.

Как считают учёные, миф об Оресте отразил преодоление архаического закона кровной мести, которое проистекало на фоне смены матриархального уклада патриархальным.

Так, к примеру, эринии преследуют Ореста за убийство матери, но к самой Клитемнестре они были безразличны, так как её жертвой был муж, который не был её кровным родственником. По закону кровной мести убийство матери должно было повлечь смерть самого Ореста, но он не несет наказания, так как за него вступается государство (ареопаг).

Пропп останавливается на пальце, откушенном Орестом, и ставит его в один ряд с другими утратами пальцев в сказках, указывая, что вероятно, это служило знаком мнимой смерти — тому, кто желал смерти человека, приносился один его какой-нибудь орган (ср. историю Белоснежки в жесткой редакции), благодаря чему мститель считал, что человек мёртв, в то время как он всего лишь отрезал палец или использовал чьи-либо другие. То есть это становится знаком «временной смерти».

Грейвс предполагал, что в архаической версии царица-жрица Клитемнестра принесла в жертву мужа Агамемнона согласно ритуалу жертвоприношения царя, затем, Орест наверняка был фокейским принцем, предающим ритуальной смерти Эгисфа (царя-жреца) в конце седьмого года правления, и становился новым царем, женясь на Хрисофемиде, дочери Клитемнестры (богини-жены, жрицы). Так же он считает, что в первоначальном варианте мифа Орест убивал только Эгисфа, а мать отдавал на суд микенцам, которые приговаривали её к смерти, и именно поэтому его преследовали эринии — что он не воспрепятстствовал казни, подобно тому, как они преследовали Эдипа за то, что он довел свою мать до самоубийства.

Кроме того, Грейвс останавливается на смерти Ореста от укуса змеи в пятку. Этот тип смерти объединяет его с другими древними царями, например, Апесантом, (отождествляемым с немейским Офельтом), Мунитом, лапифом Мопсом (см. 154.f), укушенным ливийской змеей, а также египетским Ра, который является одной из ипостасей Осириса и тоже был укушен ливийской змеей. Исследователь предполагает, что по сути аркадец Орест оказывается изначально пеласгом, связанным с Ливией.

 

В литературе.

  • Упомянут в «Илиаде» (IX 284), где среди дочерей Агамемнона не названы ни Электра, ни Ифигения (царевен там зовут Хрисофемидой, Лаодикой и Ифианассой). Автору «Одиссеи» известно об убийстве Агамемнона, причем главный виновник — Эгисф, а Клитеместра обвиняется как изменница и преступная жена, не помешавшая расправе с мужем. Поведение Ореста здесь расценивается вполне однозначно как справедливая месть (I. 29-43, 294—296), эринии не присутствуют.
  • Стесихор, дилогия «Орестея» (дошла в отрывках), начало VI в. до н. э.
  • Пиндар, XI Пифийская ода
  • Овидий, «Героида» (содержит письмо Гермионы к Оресту)
  • Упоминается в «Энеиде» в связи со своими отношениями с Гермионой, женой Неоптолема, и Андромахой, его наложницей
    • Действующее лицо следующих древнегреческих трагедий, из которых сохранились лишь некоторые, а прочие известны по упоминаниям у античных авторов:
    • Эсхил: трилогия «Орестея»: «Агамемнон»
    • «Хоэфоры» (букв. «носительницы погребальных масел», то есть плакальщицы)
    • «Эвмениды» (благоприятное имя «эриний»)
    • Софокл, «Электра»
    • Эврипид, «Ифигения в Авлиде» (роль без слов), «Электра», «Орест», «Ифигения в Тавриде» — у Еврипида Орест лишается всяческого героического ореола и изображается как душевнобольной человек, способный на другие акты бессмысленной жестокости. Также фигурирует в «Андромахе» (Андромаха была наложницей убитого Орестом Неоптолема).
    • Тимесифей, «Орест и Пилад», а также произведений Эврипида Младшего, Афарея, Каркина Младшего, Феодекта, неизвестного автора «Орест», комедий Ринфона, Алексида и Сопатра «Орест»,
    • Латинские трагедии Пакувия «Орест» и «Дулорест» («Орест-раб»), Акция «Агамемнониды», Сенеки «Агамемнон» (без слов).
    • Драконций, поэма «Трагедия Ореста». Согласно Драконцию, автору христианской эпохи, заменившему в своем произведении Аполлона на «отца», Орест получил приказ убить мать от призрака Агамемнона, явившегося ему и его другу Пиладу во сне — ср. историю Гамлета, также мстящего убийце отца, захватившему престол и женившемуся на матери (в более позднем произведении роль матери пассивна, в отличие от Клитемнестры, чей образ складывался под влиянием пережитков матриархата).