Гестия

Ἑστία

Табл. 9, 31.

 

Гестия.

Старшая дочь Крона и Реи.

Гестия (Hestia,  Ἑστία)  —  богиня семейного очага и жертвенного огня.

Сестра Зевса, Геры, Деметры, Аида и Посейдона.

От ее имени каждый может найти защиту в частном доме или общественном здании. Гестия славилась тем, что была единственной из великих олимпийцев, кто ни разу не воевал и не участвовал в ссорах; она сохраняла мир на Олимпе.

Она — юная, целомудренная и безбрачная богиня огня и домашнего очага, самая добрая, справедливая и сердобольная из всех олимпийских богов. Гестия покровительствовала неугасимому огню — началу, объединяющему мир богов, человеческое общество и каждую отдельно взятую семью. Считалось, что от ее имени каждый может найти защиту в частном доме или общественном здании. Гестия славилась тем, что была единственной из великих олимпийцев, кто ни разу не воевал и не участвовал в ссорах; она сохраняла мир на Олимпе. Как Артемида и Афина, она никогда не отвечала на ухаживания богов, титанов или кого-либо другого.

Гестия не любит дел Афродиты. Как Артемида и Афина, она никогда не отвечала на ухаживания богов, титанов или кого-либо другого. Посейдон и Аполлон добивались её руки, но она предпочла остаться девственницей и жить у своего брата Зевса.

Однажды пьяный Приап попробовал обесчестить ее, спящую, на сельском празднике, где присутствовали все боги. Но громко закричал осел, Гестия проснулась, призвала на помощь богов, и Приап в страхе обратился в бегство.

Ее изображение было в афинском Пританее. Названа «владеющей лавром пифийским». Ее статуя у дороги в Фессалии. Ее жертвенник в роще Зевса Гомория близ Эгия (Ахайя). Основала город Кносс.

Ей приносилась жертва перед началом всякого священнодействия, все равно, носило ли последнее частный или общественный характер, благодаря чему образовалась и поговорка «начинать с Гестией», служившая синонимом успешного и правильного приступа к делу.

В награду за то ей были назначены высокие почести. В городах ей посвящался жертвенник, на котором вечно поддерживался огонь, и выселявшиеся колонисты брали с собой огонь с этого жертвенника на новую родину.

Ей посвящены XXIV и XXIX гимны Гомера и LXXXIV орфический гимн.

Соответствует римской Весте.