Батт

Βαττος

Табл. 46.

 

Батт.

Сын Полимнеста.

Батт (Battus, Βαττος)  -  “…Один знатный фереец Полимнест взял Фрониму к себе в дом и сделал своей наложницей. Спустя несколько времени у нее родился заикающийся и

шепелявящий мальчик. Ребенок, как передают ферейцы и киренцы, был назван

Баттом. Я думаю, однако, что [первоначально] у него было другое имя, а

Баттом его стали звать лишь после прибытия в Ливию: он получил это имя

именно в силу изречения дельфийского оракула и от царского сана, которым он

был облечен. [И действительно] ведь ливийцы царя называют «баттос», и

поэтому, думается мне, Пифия, изрекая пророчество, называла его по-ливийски

царем, так как знала, что он будет царем в Ливии. Когда Батт вырос и прибыл

в Дельфы за советом о своей [заикающейся] речи, Пифия ответила ему так:

Батт, ты пришел ради речи, Феб же, владыка Аполлон,

В Ливию, агнцев кормящую, шлет поселенцем тебя.

На эллинском языке Пифия сказала бы так: «О царь! Ты пришел ради речи».

Батт же ответил такими словами: «Владыка! Я пришел вопросить тебя о моей

речи, а ты возлагаешь на меня другую невозможную задачу, приказывая вывести

поселение в Ливию. Но с каким войском? С какими людьми?». Этим ответом он,

однако, не убедил Пифию дать ему другое прорицание. Пифия повторила свое

предсказание, и Батт еще во время изречения пророчества возвратился на Феру.

После этого Батта и прочих ферейцев вновь постигли [разные] невзгоды.

Не ведая причины этого, ферейцы послали в Дельфы вопросить оракул. Пифия

ответила, что наступит облегчение, если они во главе с Баттом заложат

основание Кирены в Ливии. Тогда ферейцы отправили Батта с двумя

50-весельными кораблями. Корабли отплыли в Ливию, но Батт и его спутники не

знали, что им предпринять, и снова возвратились на Феру. Ферейцы же начали

метать в них стрелы, не позволяя пристать к берегу, и приказывали плыть

обратно. Тогда переселенцы были вынуждены снова выйти в море и затем

высадились на острове у ливийского берега под названием, как уже было

упомянуто, Платея. Остров этот, говорят, равен величиной нынешнему городу

Кирене».

(Геродот. История. Книга четвертая. Мельпомена).